Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:11 

О возвращениях (часть 1)

K$ERON
Надежда - глупое чувство (М. Фрай)
Здравствуйте, пыльные углы и дохлые пауки в обвисшей паутине! Я пришел сюда с приветом, я всегда с ним прихожу.

Ну, а если немного серьезней, то ниже будет новое, большое, личное, но в меру художественное (я надеюсь) и не слишком скучное. Это первое за последнее несколько лет "большое" произведение (слишком пафосно, да?).
Для справки: 18 страниц, 9051 слов...
Да, написаное довольно личное, это почти реальная история... или не почти... как хотите, так и понимайте.

Опять на несколько частей придется разбивать... блин...


Он вернулся

На часах 21:30 21.12.2015 г. Самая длинная ночь года...

- Прииивеет, Ромаашки! Турура-тура ту-ту!
- Шта?
- Кидаааайте деньги, читааайте книжки!
- Какого?!
- Дурнооой мальчишка ушел...
- Да етический...
- Нелепый мальчишка...
- Ооооууу... Кто это делает??!!
- А я эгочка с плеером, с веером вечером не ходи...
- Нееет... тыыы?!
- Да ты не такой, как все, и не любишь дискотеки.
- Я знаю... Дальше что?
- Я не буду тебя спасать, догонять, вспоминать, целовать.
- А что надо? И что же ты сейчас делаешь? Откуда ты опять взялся? Ты же ушел!
- Не мешай! Меньше всего нужны мне твои Comeback-и, оу!
И дальше понеслось в моей бедной голове:

 

Привет, ромашки!
Платите в кассы, взрывайте шашки,
Его компашки летят с многоэтажек,
Как стая ромашек

 

А я эгочка с плеером, с веером вечером не ходи.
Да ты не такой, как все, и не любишь дискотеки.
Я не буду тебя спасать, догонять, вспоминать, целовать.
Меньше всего нужны мне твои Comeback-и.

 

- Уоо-хой! Ммм но-но хэй!
Я слушал этот музыкальный монолог, а где-то на границе сознания трепыхалась чахлая мысль, которую я робко высказал вслух, когда выступление закончилось:
- А знаешь... я скучал по тебе...
- Да что ты говоришь? - сколько сарказма было в этой фразе, сколько яда...
- Да. Скучал. Я только сейчас это понял.
- И как тебе без меня жилось? - раздался голос из-за спины.
Я отвернулся от окна, в которое смотрел на огоньки фонарей, освещавшие дорогу в новомодном загородном поселке. Этот оплот таунхаусов расположился напротив моего дома на другом берегу небольшой речушки. А тот, кто явился ко мне, взгромоздился на кухонный стол и, закинув ногу на ногу, обхватил колено руками.
- Не слишком хорошо...- мне было неуютно под его взглядом, таким испытующим и хитрым, взяв сигарету, я закурил.
- А ты все куришь... - сказал он, покачав головой. - Какие-то вещи не меняются в этом подлунном мире...
- Увы... - я смотрел на тлеющий огонек сигареты, руки тряслись, у меня выступила испарина на лбу. - Как... - я не решался задать этот вопрос.
- Как я выбрался оттуда, куда ты меня запихнул?
О, все боги Олимпа, Эвереста, Фудзиямы и Пика Коммунизма! Как он на меня смотрел!! В его глазах плескалась ярость, злость и... обида? Он спрыгнул со стола и подошел ко мне, практически вплотную, приблизив свое лицо к моей физиономии. Его застывшее в видимой невозмутимости выражение на лице и плескавшийся в глазах оранжевый огонек гнева, отраженный от кончика сигареты, говорили о многом. Без слов. Как он умел. Умеет. Всегда будет уметь.
- Что? Голова начинает болеть, да?
Я только и сумел кивнуть.
- Иди спать. Завтра договорим...
- А м...
- Не бойся, я тут посижу, как всегда, - перебил он меня. - Иди, пока я не передумал, и ты опять не проспал на свою драгоценную работу... - он махнул рукой в сторону моей комнаты.
- С-спокойной ночи... что ли? - я попытался улыбнуться, но получилось плохо, и он знал, что добился своего.
Я быстро затушил сигарету и побрел спать, в надежде проснуться утром...

На часах: 0:07 22.12.2015 г. Самая длинная ночь года...
*
*
*
На часах: 5:40 22.12.2015 г. Самое длинное утро года...
Как выспаться и одновременно быть начеку во время сна? Ответ: практически никак, особенно, если где-то на кухне сидит твой антагонист и ждет момента, чтобы проникнуть в твой сон, чтобы сделать его невыносимым. Тем не менее, я очнулся вполне отдохнувшим, даже несмотря на то, что все мои чувства следили за будильником. А в голове, играла песенка, которую я не слышал уже очень давно:

 

In a very unusual way
one time I needed you
In a very unusual way
you were my friend
Maybe it lasted a day, maybe it lasted an hour
But somehow it will never end

 

In a very unusual way I think
I'm in love with you
In a very unusual way I want to cry
Something inside me goes weak,
Something inside me surrenders
And you're the reason why,

 

You're the reason why

You don't know what you do to me,
You don't have a clue
You can't tell what it's like to be me looking at you
It scares me so, that I can hardly speak

 

Это так странно, но эта песня была позабыта мной года два-три назад, да и помнилась совершенно по другому случаю, а сейчас она приобрела для меня какое-то иное звучание, более легкое и светлое что ли.
Я зашел на кухню, конечно, он был там. Он ждал меня. Он улыбался. Ехидно. Выжидающе. Загадочно. Я включил чайник и закурил, встав спиной к нему, я не хотел сейчас никаких душещипательных разговоров, я всегда, как мог, оттягивал такие моменты. Знаю. Знаю, что они неизбежны, но можно же попробовать? Можно хотя бы подготовиться... Да кого я обманываю? К такому подготовиться нельзя, весь разговор не подготовишь, только первую фразу.
Глядя в темное окно, я думал об этой песне из замечательного мюзикла «Девять», но у меня эта песня звучала исключительно в исполнении Джона Барроумена. Мой визитёр встал, подошел ко мне сзади и пропел почти шепотом последний куплет:

 

In a very unusual way,
I owe what I am to you
Though at times it appears
I won't stay, I never go
Special to me in my life,
Since the first day that I met you
How could I ever forget you,
Once you had touched my soul?
In a very unusual way,
You've made me whole

 

Я дернулся, казалось бы, от неожиданности, но на самом деле от этих самых слов, которыми заканчивается эта песня...
- Я не настаиваю. Можешь подготовиться, как ты это называешь. Хех! Попробуй. Я буду ждать тебя. Не опаздывай. У нас будет дооолгий разговор... Или не разговор, если ты не захочешь... - он отошел и снова сел на то место, где сидел.

На часах: 7:04. Самое длинное утро года...
*
*
*
На часах: 12:08. Самый короткий день года...
Приехал с работы на «обед» - тихо. Никого нет. Он ушел? Вряд ли... Такие просто так не уходят. С ними либо соперничество и вражда, либо гармония и дружба, и если он показал себя, то он где-то рядом... Ждет... чего-то... где-то...
Я подошел к окну на кухне, он последний раз был именно здесь. Неужели я сам ищу встречи с ним? За окном мокро, серо, грязно и плюс пять, и это в декабре, когда до Нового года осталось меньше десяти дней. Тучи летят с огромной скоростью, как летом в грозу, но низко как в октябре, периодически изрыгая из себя капли противного, холодного дождя, готового вот-вот перерасти в липкий мокрый снег.
- Передаем сигналы точного времени! Пииип, пииип, пииип... - справа внезапно включился телевизор - противный зомбоящик, я, аж, подпрыгнул от неожиданности.
А, нет. Не телевизор. Конечно, надо было догадаться о чем-то в этом роде. С экрана на меня смотрела самодовольная рожа моего Альтер эго, он ржал как конь, увидавший вожделенную кобылу.
- Ха-ха! Очень смешно! Описаться можно!
- Не поверишь, но это, правда, оооочень смешно! Ахахаха!! Ты бы видел себя! Кстати, а ты не описался? Жаль... - сейчас он выглядел как диктор, который читает новости: в сером костюмчике, голубой рубашке, при галстуке, даже платочек в карман пиджака положил.
- Что ты там делаешь? - я, конечно, пытался разговаривать с ним, как с равным, но постоянно был на стороже, потому что не знал, что он может выкинуть в следующий момент. Я знал, что его кажущаяся веселость и легкость наиграна, и он знал, что я знаю.
- Что хочу, то и делаю! Где хочу там и появляюсь! Это мой мир!
- Но ты снова хочешь влезть в мой, правильно я понимаю? - сказал я телевизору.
Представляю как это выглядит со стороны... Стоит здоровенный лоб 28 лет и общается с телеком. Выключенным телеком. Мда... Хорошо, что я дома, а не где-то еще... Это и так-то до ужаса нелепо, а представьте такое общение на улице, скажем, с витриной магазина... Здорово, не правда ли?
- Ой, всё! О том, кто куда лезет и зачем, мы поговорим вечером. Ты же не будешь уклоняться от нашего милого общения? Хотя как по мне, лучше б уклонялся... Я бы тогда с тобой иначе поговорил, так как хочу того я... - как эта фраза была произнесена, о боги! Он и правда этого хочет. Хочет вести диалог в другом ключе, и, в какой-то степени, я его понимаю.
- Я постараюсь не уклоняться... Хотя ничего не могу обещать... Мне не хочется говорить с тобой.
- Тебе же хуже... Спишь хорошо? Еще не разучился управлять снами? Получается? - заискивающий тон с вооот такой издевкой, одна из самых опасных вещей.
Я ничего не ответил, молча развернулся и ушел в свою комнату...

На часах: 12:40. Самый короткий день года...
*
*
*
На часах: 18:25 Самый длинный вечер года...
Он дал мне целых полтора часа на то, чтобы отдохнуть и немного перекусить. И на том спасибо. Я-то думал, что у меня еще есть время на чашечку кофе, ха!, наивность, святая простота, забыл с кем имею дело.
Только я собрался поднести чашку с горячим, тягучим кофе ко рту, как с кухни начало доносится, да-да, пение. Да кем он себя возомнил? Паворотти? Магомаевым? Леди Гагой?

 

«Эй, скрипач, ты горяч, как всегда строптив.
Ты не прав, ты как раб, мой играл мотив.
Ты не хочешь знать, что гений - это я!
Ты же мой футляр, ты - платье для меня...
... скрипач! Пой и плач и хвались игрой.»

 

- Ну, всё! Хватит! - я встал с кресла пошел в сторону кухни, откуда и доносились эти звуки. - Слышь! Что за страсть к дешевым эффектам, Филипп Бед... - я не смог договорить, потому что увидел его в новом образе и остолбенел (хотелось, конечно, чтобы это была корона из перьев и костюм в стразах, но не срослось).
Он сидел на подоконнике, свесив ноги, на нем была черная рубашка навыпуск с заковыристо вышитой на левой половине буквой «К» золотыми нитями, черные брюки (штаны, джинсы не знаю, как их назвать) довольно плотно облегающие ноги, но явно не стесняющие движений. Да и обувь он подобрал удобную, не высокие сапоги на мягкой подошве (скорее всего подошва была кожаная, помните, в детском саду почти у всех были чешки с такими подошвами?). Но это все фигня, от такого бы я точно не застыл в немом удивлении. Мой паралич был вызван длинными волосами, собранными в хвост, который кокетливо свисал через плечо. В руках он держал черную длинную трость с таким же черным навершием в форме шара, в котором мерцали какие-то мелкие вкрапления. Учитывая, что этот тип был почти как две капли воды похож на меня, у меня не укладывался в голове мой образ с длинной волосней! Это ужас!
- Ну и уро... красавец, я хотел сказать, - вырвалось у меня, я устало прислонился спиной к стене у двери в кухню.
- Тебе что-то не нравится? - тихо спросил он, взглянув на меня исподлобья.
- Да нет... Эммм... Стильненько, ничего не скажешь. А костюмчик ты позаимствовал из какого-то моего рассказа? - спросил я, все еще разглядывая ужасные длинные волосы.
- Нашего.
- Что нашего?
- Нашего рассказа. У тебя нет твоих рассказов, мы писали их вместе. И, да, костюмчик из какой-то графомании, которую, между прочим, ты всегда подписываешь моим именем! Не своим! - он начинал заводиться, в глазах опять вспыхнул огонь ярости. - Ксерон! Неплохо звучит, да?! Не то, что какой-то там простенький «Никита»!
- Да я ж любя... - ох, зря это ляпнул, зря, зря, зря...
Он вдруг резко направил на меня трость, шар сверкнул, и меня пригвоздило к стене. В области солнечного сплетения стало невыносимо сильно давить. Мне стало трудно дышать. С каждой секундой давление все увеличивалось, а он только ухмылялся и изучающе смотрел на меня. Я ощущал себя бабочкой, приколотой булавкой к доске или лягушкой, распятой на препараторском столе, кому как угодно. Я не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни головой.
- Любя? Любя?!! - он почти орал, усиливая давление, еще немного, и я отключусь. - Это любя - ты меня похоронил в 2009 году под гранитной плитой с шипами, которые пригвоздили меня к черной бездне твоего больного подсознания? Это любя - ты воздвиг вокруг моей могилы, где я пытался вдохнуть хоть капельку воздуха, непроницаемый купол, чтобы я точно не выбрался оттуда?? Любя?? Охеренная у тебя любовь!!
Он спрыгнул с подоконника и медленно подошел ко мне, костяшки пальцев его правой руки побелели, сжимая трость, он надавил набалдашником своей палки мне на солнечное сплетение. Я стал захлебываться от нехватки воздуха и боли.
- Чувствуешь?! Ни хера ты не чувствуешь! Ты не ощущаешь и сотой доли того, что ощущал я, находясь там, - большим пальцем левой руки он указал куда-то себе за спину. - Как думаешь, сколько ты еще протянешь в таком состоянии? Я думаю, еще секунд двадцать... не больше. А Я ТАК ПРОВЕЛ ДВЕ ТЫСЯЧИ ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ ДНЕЙ!! - прокричал мой двойник, чеканя каждое слово.
У меня начали плыть темные пятна перед глазами, явный признак недостатка кислорода. Я чувствовал, что вот-вот потеряю сознание. В последний момент он вдруг взял себя в руки, опустил трость, отошел обратно к окну и стал смотреть в сгущающиеся на улице сумерки. Давление с моей груди ушло также внезапно, как и появилось. Я рухнул на четвереньки, со свистом втягивая воздух. Воздух! Дышать! Как прекрасно дышать! У меня закружилась голова, хорошо, что я и так почти лежал, иначе точно бы рухнул. Мои конечности тряслись и отказывались повиноваться мне. Кое-как мне удалось сесть на пол, опершись о стену, и вытянуть ноги (хорошо, что не протянуть!), дыхание мое никак не могло прийти в норму.
- Я рвал свою плоть, пытаясь выбраться из-под этой шипастой плиты, - тихо проговорил он, все еще глядя в окно, теперь в его голосе звучала такая горечь, такое отчаяние и безысходность... эту гремучую смесь можно было намазывать на хлеб и жрать получившийся бутерброд, захлебываясь слезами сочувствия и сожаления. - Все эти две тысячи четыреста пятьдесят восемь дней, - теперь он произнес эту фразу относительно спокойно, - Я дергался в агонии, но не сдвинулся ни на йоту. Иногда я хотел умереть. Я мечтал о спасительном небытии. Но никак не умирал.
Я сидел на полу и молча слушал его, мне нечего было ему сказать, хотя, наверное, должен был. Но слова не шли. Я попросту не знал, как на это реагировать и что говорить. Да и что скажешь в такой момент, тем более тому, кто может взорваться от любой искры?
- Примерно, в середине этой пытки, да, я считал каждый день, каждый час, я осознал, что не просто хочу выжить и выбраться оттуда - я ДОЛЖЕН выжить, - он обернулся. - Помнишь, 29 марта 2009 года, я сказал тебе: «Когда ты тупеешь, то тупею и я...» Так вот, я немного соврал тогда в воспитательных целях. Отчасти это верно, но только лишь отчасти. Пригвоздив меня, таким образом, в самом темном уголке своего подсознания, ты дал мне шанс на саморазвитие. Сам не понимая того, ты дал мне возможность стать сильнее. А времени у меня был вагон и маленькая тележка.
Я смог медленно подняться с пола и вновь встать на прежнее место, даже дышал уже практически в своем ритме, но, в то же время, я переставал понимать мое Альтер эго. Нет, где-то в глубине души я подозревал, к чему он ведет и о чем говорит, но его слова не укладывались у меня в голове.
- Да, я понял это довольно поздно, видимо, в тот момент ты был практически овощем и не мог думать рационально, и это сказалось на мне. Я понял, что рано или поздно ты сам выпустишь меня, и я стал ждать. Долго, мучительно, больно, ведь шипы никуда не пропали и раны мои не затянулись. Параллельно, между приступами истерии и отчаяния, я стал мысленно тянуться к тебе, твоим эмоциям, чувствам, я даже пробовал влиять на тебя, но все, что у меня получалось - на короткое время проникнуть в твои сны. И тут, признаюсь, я совершил ошибку, потому что ты слишком быстро начал учиться управлять сном, понимать, что это не твой сон, уходить, противодействовать. Моя ошибка, - он снова презрительно усмехнулся и продолжил. - Но всему есть предел, не так ли? Даже плен не может быть вечным. И рано или поздно закончится... И вот я стою перед тобой, - он раскинул руки в стороны и сделал пару шагов вперед. - Живой и относительно здоровый. Но, знаешь ли, как-то мало мне примитивного возвращения. Чего-то не хватает...
- Чего ж тебе не хватает? - впервые подал я голос с момента моего возвращения в мир живых. - Мести? Так вот он я - мсти.
- Ээээ, нет! Это слишком просто. Для тебя. Хотя признаюсь, желание есть. Да и не с руки мне тут тебе мстить, и ты это прекрасно знаешь. Я не могу убить тебя - иначе погибну сам, а я уже говорил, что я хочу жить. Нет, я хочу, чтобы все было по-честному. Я не настолько жесток и коварен, чтобы сводить тебя с ума, ты нужен мне здоровый... почти, - при этом он рассматривал меня так, будто анализировал: без какой части тела я смогу функционировать и не навредить ему.
- Ну, давай, тогда, ты подумаешь еще денек, а я пока отдохну. Честно говоря, этот разговор меня несколько утомил. Я же понимаю, что ты уже никуда от меня не денешься, ну, или я от тебя никуда не денусь, - произнес я, оставляя моего двойника с безумным хвостиком, в явно ошарашенном виде от такой наглости с моей стороны.
Я развернулся и медленно поплелся в свою комнату, ожидая любой подлянки с его стороны. То, что я только что сделал, было, мягко говоря, немного рискованным. Он всегда имел взрывной характер, как и я, или я, как и он. Все слишком запутано было между нами, все переплелось и скрутилось в какую-то сюрреалистическую пружину, которую я однажды попытался обрезать, и которая теперь летит прямо мне в лоб, сорвавшись с крепления. Я был уверен, что он исполнит то, что задумал, я не знал, что именно, мог только догадываться, но эта его идея - идея-фикс. Я много знаю о таких идеях. Она будет приведена в исполнение, как смертный приговор, который обжалованию не подлежит.
Я вошел в комнату и сел за компьютер, чтобы записать все то, что он мне сказал, когда с кухни послышался его голос:
- Хорошо... Но имей в виду, что следующая наша встреча будет решающей. Я даю тебе короткое время на размышление. Проведи его с умом, - он исчез.
Честно? Я не знаю к чему мне готовиться. Могу предполагать, но... Я не знаю, насколько он изменился за то время, что отсутствовал...
Пожалуй, я последую его совету и попробую провести время с умом, насколько мне мой разум позволит, потому что мозг готов разорваться в клочья.

На часах: 22:57. Все еще самая длинная ночь в году...
*
*
*

На часах: 18:56 23.12.2015 г. Еще один самый длинный вечер года...

Как-то странно.
Его не было утром.
Его не было днем.
Его не было вечером...
Кроме него, не было еще горячей воды и отопления.
Нет, я все понимаю, но отключать горячую воду и отопление в середине декабря, не смотря на то, что на улице плюс шесть градусов, это как-то... холодно. Спасай меня, горячий кофе! Тазик горячего кофе! А лучше, ванна с горячей водой... СТОП! Прекратить! Сейчас не об этом!

Вообще, чудно́ себя ведет мое альтер эго. Его поведение меня настораживает, и это мягко сказано. Я его немного побаиваюсь. Он, то шутит, то говорит серьезно, то пытается меня убить, то почти плачет, его настроение может поменяться на сто восемьдесят градусов за пять минут... И снова СТОП!
Я понял.
Я идиот.
Он же сам все рассказал мне! Да и я это знал! Знааал! Все до чертиков просто! Он ведет себя так, как вел себя я ровно в тот промежуток времени, когда его выкинуло, как он сказал: «В бездну моего подсознания»? Хм... Возможно, он прав про... бездну...
Именно в тот период мое настроение чудило со мной и играло в свои игры. Меня мотало по шкале душевного состояния от -100 до +100 в день по несколько раз. Доходило до абсурда: я мог быть психованным и резким, а через десять минут ржать как тюлень над тупой шуткой и излучать добро, как дедушка Ленин... с бритовкой в руке. И так было довольно долгое время. На самом деле, такое происходит и сейчас, но гораздо реже. Я все еще человек настроения, и это, как мне кажется, неплохо. Не люблю монотонность, знаете ли. Быть постоянно на позитиве или верхом на унылой волне. На фига? Это слишком предсказуемо и скучно.
Те, уже далекие, годы прошли, скорее, под знаком пессимизма, тлена и безысходности. И главное слово здесь «прошли». Счастливо оставаться, сучки!
Года полтора-два назад всё начало постепенно меняться. Оно меняется и сейчас. Процесс идет, и пусть идет, надеюсь, что я как-то помогаю идти ему быстрее. Да, мне нравятся эти изменения, я чувствую себя легче, значительно легче. И постараюсь сделать так, чтобы это было и впредь.
Только вот мой друг из темных глубин, похоже, не чувствовал этих изменений там, придавленный и изолированный, потому-то он такой дерганный. Нуууу, конечно, не только поэтому, буду честен. По секрету: если б я выбрался из чего-то подобного - вел бы себя куда хуже! Только тссс! Никому не говорите!
Ха! По-моему меня осенило!
Не знаю прав ли я, но, кажется, я догадываюсь, что он хочет сделать. По крайней мере, я бы сделал приблизительно также, хотя за эти годы его образ мыслей мог и измениться. Ну, уж, нет, дорогой мой друг, я не позволю тебе сделать что-то не поправимое.
Нужно бооольше кофе, милорд! Нужно построить кофейный зиккурат!

На часах: 19:37. Самый долгий вечер продолжается...
*
*
*
На часах: 19:55. Самый длинный вечер переходит в еще одну самую длинную ночь...
Еще одна... один тазик с кофе... что еще может согреть замерзшего человека в холодной квартире?
Черт! Сахар забыл! Я быстро, только туда и сразу обратно.


@темы: я, рассуждения, пробы пера, мысли, личное, лирика, интересное до жути, жизнь, Best of the best

URL
Комментарии
2016-01-10 в 06:10 

герцогиня де Ришельё
Дьявол далеко, а я рядом... и я страшнее.
Очень даже и очень. А ажно позавчера ознакомилась, но что-то написать не сподобилась. Ну отвлекли меня, отвлекли, а потом я забыла... Кроме литературной части хотелось бы отметить... *многозначительно откашлилась* Ваш стиль, дорогой друг, по-прежнему чудесен.... а содержание... ах... *обняла* рада, что ты помирился с собой. С обеями себями, я бы даже сказала. Мне бы так.



ЗЫ не будет ли с моей стороны поинтересоваться некоторыми нюансами... личными... где-нить в приватной беседе, разумеется.

ЗЫ 2 Меня прочтение, кстати, сподвигло даже (пока лишь мысленно) на реанимацию кое-какой свой графомани ))

2016-01-10 в 19:17 

K$ERON
Надежда - глупое чувство (М. Фрай)
герцогиня де Ришельё, Ай-яй-яй! Надо было сразу писать! Как же так-то?)) Ой-ёй-ёй... )))

не будет ли с моей стороны поинтересоваться некоторыми нюансами... личными... где-нить в приватной беседе, разумеется

Поинтересуйся, почему нет))

Меня прочтение, кстати, сподвигло даже (пока лишь мысленно) на реанимацию кое-какой свой графомани ))

Давай-давай, присоединяйся к графоманской эпидемии))


А шой-то ты под первой частью пишешь? Али до второй не доползла?))

URL
2016-01-10 в 20:12 

герцогиня де Ришельё
Дьявол далеко, а я рядом... и я страшнее.
K$ERON, во второй части уже кто-то поотметился судя по наличию комментариев. А тут пусто было ))


2016-01-10 в 22:02 

K$ERON
Надежда - глупое чувство (М. Фрай)
герцогиня де Ришельё, Ах, вот оно что)))

А личный вопрос гиде?)))

URL
2016-01-11 в 10:11 

герцогиня де Ришельё
Дьявол далеко, а я рядом... и я страшнее.
K$ERON, будет. Усё будет )) Ща, с работкой подразгребусь и дозрею до вопросов.


2016-01-11 в 12:05 

K$ERON
Надежда - глупое чувство (М. Фрай)
URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Беседы за чашечкой грозы

главная